ГУЛАГ. 501-я стройка - UNREGISTERED VERSION

Перейти к содержимому

Главное меню

Лагерь

БИБЛИОТЕКА > Как все начиналось

Приводимый на новое место контингент заключенных (колонна) строил себе лагерный пункт (лагпункт), который начинался с палаток, или землянок, утепленных «кирпичами», вырезаемыми из болотного торфа и мшистого дерна. Полярный холод и сырость пробирались в такие жилища. Часто негде было взять лесоматериал: кругом тундра. Забрасывали заключенных вперед, где не было еще строительства, на прицепленных к тракторам волокушах, водными путями, пешком. Десанты должны были обжиться на новом месте в кратчайшие сроки в тяжелых условиях. В холодные месяцы первопроходцам было еще тяжелее.

При устройстве лагеря сначала натягивался один ряд проволочных заграждений высотой около 2,5 метров, ставились вышки, натягивались проволочные заграждения предзонника высотой около метра. Затем строился туалет, вахта, штрафной изолятор, бараки (или первоначально землянки), рылся пожарный водоем. Затем возводились остальные объекты: барак–клуб (часто совмещенный с библиотекой), барак – штаб (иногда совмещенный с лазаретом), кухня -  столовая (часто совмещенная с пекарней), баня (совмещенная с дезкамерой – сушилкой и прачечной). В пределах проволочного заграждения могли также находиться ларек для заключенных, пошивочная или сапожная мастерская. Отдельный барак – медпункт, спецотдел, ведавший учетом заключенных и распределением рабочей силы, оперчекистский отдел (ОЧО). Несколько домов строили возле лагеря отдельно - это были казармы охраны и жилье для начальства.

Бараки для заключенных были типовыми (всего их на территории лагеря было 5-6 штук), размерами около 10 метров ширины и 20 – длины. В них жили от 80 до 120 человек.  Как правило, бараки были разделены на две части, в каждой из которых было по кирпичной печи и отдельному входу. Деревянные нары клались в два яруса, чаще все - сколоченными блоками по четыре. Стандартная длина их – 1,5 метра. У каждого такого плацкартного места была прибита фанерная табличка с указанием фамилии, имени, отчества, статьи, по которой сидел человек, года рождения, срока заключения, года выхода. Бывало и так, что вместо досок были настланы жерди.

Редко кому из начальников колонн удавалось вовремя подготовить лагерь к зиме. На большинстве лагерных пунктов имелся лишь суточный запас дров. Он пополнялся ежедневно заключенными, выделенными спе­циально для заготовки топлива. Там, где леса поблизости не было, и дрова не успевали подвезти, температура в бараках опускалась зимой до -25°С.

Одним из важных компонентом выживания на Севере являлось наличие определенных жилищных условий. На объекте все было организовано по принципу строительства железной дороги. Каждые 60 км сооружалась станция, при ней основывалось лагерное отделение, через каждые 5-10 км располагались разъезды, а при них лагерные пункты, или колонны. 10-12 таких колонн составляли отделение. Летом 1948 г. Обский ИТЛ, который выделился в самостоятельный, но продолжал подчиняться СУЛЖДС, имел 6 лагерных стройотделений (1, 2, 3, 4, 5 и 7), 2 строительно-монтажных мостовых конторы, 1 контору механизирован­ных работ; авторемонтный завод, центральные ремонтные мастерские, оздоровительный пункт в Чуме и промкомбинат на ст. Предузловой. В составе 6 лагерных отделений было от 60 до 72 колонн, разбросанных от  ст. Чум до Мыса Каменного. На втором этапе строительства, в июне 1949 г., когда возводилась линия Салехард-Игарка,  на западном и восточных участках имелось более 140 колонн. По численности заключенных колонны были разные - большинство имело от 600 до 800 человек, но были и такие, в которых содержалось до 1200 человек.

Для вольнонаемных, работавших на линии, МВД была установлена норма в 5 м2 на человека. Следует отметить, что это были явно завышенные цифры, оторванные от реальности. А она была такова, что даже в г. Салехарде в августе 1950 г. обеспеченность горожан жильем составляла лишь 2,8 м2 на человека. Как и у заключенных, огромные проблемы с жильем возникали у вольнонаемных в период освоения новых объектов. Средний показатель по строительству составлял от 1,5 до 3-х м2 на человека. Качество зданий было плохое. Население обеспечивалось топливом нерегулярно. Бани, прачеч­ные, пошивочные мастерские, парикмахерские, кроме Абези и Чума, отсутствовали практически во всех других поселках.

Хуже всех с жильем было у изыскателей. Приходя на трассу пер­выми, они жили только в палатках в любое время года, перенося их с ме­ста на место. Пределом комфорта считалась полуземлянка, которая сооружалась, если на это было свободное время.

Некоторые из работавших на строительстве подолгу жили в шалашах. Это выпадало на долю тех, кто находился на так называемых подкомандировках (выполнял небольшие по объему работы вдалеке от места постоянной дислокации).

К январю 1953 г. на трассе было построено более 65 тыс. м2 жилья. Но и  это количество далеко не обеспечивало нормальных жилищных условий. По стандартам, установленным МВД, на одного заключенного полагалось 1,25 м2 жилой площади. Но достигнуты они были и даже превзойдены только в конце строительства, когда основная масса рабочей силы была переведена на другие объекты страны. А работавшие в передовых колоннах, занятые на отсыпке земляного полотна и укладке рельсов, практически не знали сравнительно нормальных условий обжитого лагеря, т.к. постоянно перемещались. Лучше были жилищные условия у заключенных, обитавших в штабных колоннах.

Штрафной изолятор (ШИЗО) – тюрьма в тюрьме. Изолятор, обнесенный дополнительной оградой из колючей проволоки, располагался возле вышки в одном из углов лагеря. Он состоял из двух неотапливаемых одиночных камер, одной общей на 4-6 человек и утепленного помещения для охраны. На крохотные окна камер навешивались толстые железные решетки. Деревянные двери с глазками для наблюдения за арестованными оббивали железом. Штрафников кормили холодной пищей по сниженным нормам.

Обычно в одном лагере размещали от 400 до 600 человек. Более крупные лагеря ставили в местах особой концентрации работ: на строительстве больших мостов, заводов, поселков и т.д.

По ночам зона заливалась слепящим светом от стоящих на вышках охраны прожекторов. Передвижные электростанции вместе со стройматериалами, инструментом, колючей проволокой доставлялись из-за границы.


При написании данного материала использовались документы из фондов Ямало-Ненецкого музейно-выставочного комплекса
им. И.С. Шемановского г. Салехарда, очерки Л.Ф. Липатовой, старшего научного сотрудника МВК,
труды историков А.С. Пиманова и В.Н. Гриценко, результаты исследований А.С. Добровольского,
а также воспоминания бывших заключенных Л.В. Шерешевского и Н.А. Кукушкиной.

Яндекс.Метрика
Яндекс.Метрика
Поиск
Назад к содержимому | Назад к главному меню