ГУЛАГ. 501-я стройка - UNREGISTERED VERSION

Перейти к содержимому

Главное меню

Жизнь и работа

БИБЛИОТЕКА > Как все начиналось

Вся жизнь заключенного на стройке была подчинена одной идее – строительства Северной железнодорожной магистрали.

Порядок работ на стройке был таков: сначала укладывали бревенчатые дороги - лежневки, затем возводили насыпь, строили мосты и укладывали по­лотно. Одна колонна могла выполнять несколько видов работ: земляные, бетонные, строительство мостов, лотков, укладку пути (это был основной вид работ), вести промышленное и гражданское строительство (ПГС), возводить временные гражданские сооружения (ВГС), прокладывать водоснабжение, связь, добывать песок и гравий в карьерах, заготовлять лес. Иногда создавались колонны, всецело занятые одним видом работ, например, - сооружением мостов, работой в карьерах и т.д.

Контингент колонны делился на бригады, бригадирами были сами заключенные. По утрам помощник начальника лагеря по труду проводил перекличку. Затем заключенных под конвоем выводили на работу. В за­висимости от потребностей строительства, работа была организована от одной до трех смен.

Стройка считалась очень важной, поэтому в 1947 г. ввели отменен­ную перед войной систему зачетов. Суть ее состояла в том, что заклю­ченному, выполнившему более 125 % нормы, день засчитывался за два, если более 150 %  - день за три. В начале строительства было много добровольцев, особенно имевших большие сроки. Привлекала возмож­ность сократить их в 2-3 раза. В июне 1948 г. по решению МВД начисле­ние зачетов было прекращено. 29 января 1949 г. постановлением Сове­та Министров СССР зачеты вновь были введены и начислялись до лик­видации строительства. При определенных условиях зачеты являлись мощным средством мобилизации арестантов на выполнение производст­венных заданий. Выполнить норму (а она была занижена с учетом природно-климатических условий на 22% в сравнении с общесоюзной) было не так просто.

Еще более существенно на рост трудовой активности заключенных повлиял перевод их на заработную плату, осуществленный с 1 августа 1950 года. В основу была положена оплата по количеству и качеству произведенных работ. Зарплата выдавалась за вычетом стоимости питания, вещевого довольствия и подоходного налога.

Строительство железной дороги в условиях вечной мерзлоты, низких температур зимой, пурги и ураганных ветров было затруднено. Т.к. результаты строительства форсировались в угоду И.В. Сталину, то и снабжение стройки различной техникой было хорошо поставлено. Тем не менее, основными орудиями труда оставались лопата, кирка, тачка, на которой возили песок, и щипцы, которыми таскали рельсы на укладку.

Доставку и укладку рельсов проводили специальные укладочные городки - поезда с несколькими прицепными вагончиками, сновавшими по уже построенным участкам трассы. В вагонах-теплушках содержались под охраной отряды рабочих - заключенных. Вся работа по укладке рельсов проводилась вручную. Надев на руки брезентовые рукавицы, заключенные длинными железными щипцами перетаскивали рельсы на насыпь и укладывали их на уже установленные шпалы. Труд этот, как почти любой труд на мертвой дороге, был тяжелым и малопроизводительным.

Лагпункт мог иметь свои, так называемые подкомандировки, то есть по два – три места работы. Например, деляны, где заготавливалась древесина, строящийся мост или другие объекты. В этом случае лагпункт являлся базой.

Контингент колонны делился на бригады. Бригадирами были наиболее авторитетные и квалифицированные по части строительства заключенные. По утрам бригады выводились из бараков, проводилась перекличка. Выходил помощник начальника тюрьмы по труду (заключенные звали его «трудила»), выкрикивал по очереди фамилии. Заключенный, чья фамилия прозвучала, выбегал из строя, повторял свою фамилию, называл имя, отчество и срок. Затем под конвоем бригада уводилась на работу,

Вся жизнь заключенного регламентировалась многочисленными правилами, инструкциями, установленными МВД, ГУЛАГом, ГУЛЖДС, управлениями строительства, начальниками лагерных отделений и пунк­тов. Одно из таких правил гласило: "Заключенным запрещается:
а) разглашать сведения о лагере и производстве; за нарушение виновные привлекаются к уголовной ответственности; б) подходить к изгороди в жилых зонах и запретным заграждениям и знакам на объектах работ; в) приближаться ближе, чем на семь метров к конвоирам и часовым; г) по­давать коллективные жалобы и заявления (но некоторые заключенные умудрялись подавать жалобы даже в ЦК ВКП (б)). Примечание: наруше­ние пунктов "б" и "в" влечет за собой со стороны служебного наряда применение оружия".
Конечно, жизнь заключенных (особенно «политических» и «указников») была полна лишений. Они много работали и, благодаря зачетам, многие смогли сократить свой срок на 2-3 года. Но все течет своим чередом , и в лагерях заводили романы, женились, рожали детей. После отбытия срока ехали к себе на малую родину или вербовались на другие стройки. Не всем удалось дождаться благополучного исхода мучений, многие остались лежать в сырой земле Ямало-Ненецкого округа и памятником на могилах им служит небольшая дощечка с указанием номера личного дела заключенного, а то и вовсе ничего. Именно им, в первую очередь, безымянным строителям 501-й, и поставлен мемориал в г.Салехарде. Чтобы помнили…


При написании данного материала использовались документы из фондов Ямало-Ненецкого музейно-выставочного комплекса им. И.С. Шемановского г. Салехарда, очерки Л.Ф. Липатовой, старшего научного сотрудника МВК, труды историков А.С. Пиманова, а также воспоминания бывших заключенных Л.В. Шерешевского и Н.А. Кукушкиной.

Яндекс.Метрика
Яндекс.Метрика
Поиск
Назад к содержимому | Назад к главному меню