ГУЛАГ. 501-я стройка - UNREGISTERED VERSION

Перейти к содержимому

Главное меню

Дела минувших дней…

БИБЛИОТЕКА > Как все начиналось

Подводя итоги строительства №501, можно сказать следующее: за годы изнурительных работ на железной дороге полностью была завершена линия Чум – Салехард. С 1950 года открылось движение поездов «Москва-Лабытнанги». В августе 1952 года было открыто рабочее движение поездов от Салехарда до Надыма. В этом же году был запущен состав прямого назначения «Москва-Лабытнанги». К весне 1953 года рабочие и даже пассажирские поезда ходили более чем на семистах километрах магистрали. Все сооружения магистрали от Салехарда до Игарки были заброшены управлением Печорской дороги. Поселки по трассе обезлюдели. Их население отправилось по новым адресам. Часть техники и материалов вывезли на Большую землю, но очень многое осталось среди тундры: километры рельсов, бетонные опоры, стальные пролёты мостов, паровозы, машины. Остались дома, клубы, бараки, лагеря. Кстати, по линии МВД было получено предписание – «городки» консервировать. Всё нехитрое лагерное имущество перед уходом аккуратно складывали под крыши и навесы. На восточном участке трассы, на берегу Енисея, печальным немым видением остался целый город – Ермаково. В год закрытия стройки в нём обитало около 25 тысяч человек!

Всего на трассе «Салехард-Игарка» было построено 652 км железнодорожного пути, если прибавить сюда 196 км трассы «Чум-Лабытнанги», то получается, что по линии "Чум-Игарка" было уложено 848 км пути. Общая длина трассы составляла 1459 км, значит, к моменту консервации было готово около 58% дороги. А если учесть отсыпанное полотно, на которое не успели положить рельсы, то к моменту консервации оставалось лишь построить мосты и отсыпать полотно между реками Пур и Таз, затем уложить рельсы, на что требовалось около 2-х лет, и к 1955 г. линия была бы готова! Но судьбой было уготовано так, что полностью ликвидировали стройку именно в 1955 году.

Это то, что было, а теперь…
Первые двести километров - до станции Лабытнанги на левом
берегу Оби стали провинциальной отвилкой, придатком железной дороги Москва - Воркута. Помимо снежных шапок хребта Полярного Урала, здесь можно видеть работающие на главном пути семафоры тех лет, деревянные мосты, наконец, около станции Харп по-прежнему действует зона строгого режима. По ту сторону Оби дорогой пользовались только охотники и связисты, телеграфная линия "Салехард - Hадым - Hовый Уренгой" просуществовала вплоть до начала 90-х гг. Насыпь постепенно проваливалась в болота, мосты заваливались набок или наоборот вздыбливались, тронутые подвижками вечной мерзлоты, а связисты  все перемещались на своих мотодрезинах. Чтобы сохранить возможность проезда, мосты, угрожающие упасть, сжигали - тогда рельсы, вместо уклона в бок, провисали, и труженики связи ездили, качаясь над водой. Насыпь расползлась, и костыли не держались в гниющих шпалах - рельсы связывали проволокой, а в том месте, где они слишком близко сходились, между ними вколачивали брусья.   Hаконец, в тех местах, где рельсы были сорваны напрочь, к шпалам вместо них прибивали доски. Иногда двадцать метров пути заменялось таким способом.
Так на «мертвой дороге» еще сорок лет теплилась жизнь. Вместо тяжелых паровозов по развалинам пути звенели дрезины с грибниками, а лагеря служили связистам источником досок для латания пути и собственных избушек. Бараки и станционные постройки гнили, рушились целые лагеря. Не так давно, в 1989 г., лесные пожары уничтожили многое из сохранившегося. Hаконец, уже в начале 90-х, были разобраны первые 92 километра – сталь еще не потеряла ценности. От поселка Старый Hадым до Hового Уренгоя (бывшая станция Ягельная) в семидесятых годах нефтегазовым компаниям удалось добиться решения в пользу восстановления этого участка ж/д и ввода его в эксплуатацию.

На этом история строительства железной дороги заканчивается, но она будет неполной, если не отметить её значимость в истории развития Крайнего Севера России. Благодаря этому строительству в Салехарде появился мост, соединяющий берега р. Шайтанки и районы города. В начале 50-х гг. учащиеся справили новоселье в новой большой школе, где позже разместилось педагогическое училище им. Зверева. Больница получила в свое распоряжение несколько зданий, в которых теперь находится туберкулезный диспансер. Государственный архив ЯНАО – свое здание от архива 501-й стройки. Редакция газеты «Красный Север» также освоила совсем новое помещение Дома культуры строителей. Контора АТП разместилась в станции и депо ж/д ст. Салехард. Сам город наполнился звучанием новых улиц - Игарская, Трудовая, Деповская, Малый проезд, районов- Мостострой, Второе отделение и др.. Жители получили  квартиры в двухэтажных домах, ну, а те, кому повезло меньше, разместились в бараках. Старожилы еще помнят времена 501-й…

Печальная история 501-503 строек закончилась, и мы надеемся, что начнётся новая история железной дороги, которая все-таки объединит северный край Транссибирской магистралью…


При написании данного материала использовались документы из фондов Ямало-Ненецкого музейно-выставочного комплекса
им. И.С. Шемановского г. Салехарда, очерки Л.Ф. Липатовой, старшего научного сотрудника МВК,
труды историков А.С. Пиманова и В.Н. Гриценко, результаты исследований А.С. Добровольского,
а также воспоминания бывших заключенных Л.В. Шерешевского и Н.А. Кукушкиной.

Яндекс.Метрика
Яндекс.Метрика
Поиск
Назад к содержимому | Назад к главному меню