ГУЛАГ. 501-я стройка - UNREGISTERED VERSION

Перейти к содержимому

Главное меню

Поход в историю

БИБЛИОТЕКА > Архив


ПО ДОРОГАМ «501» СТРОЙКИ

Говоря о «501» стройке, нельзя не вспомнить о тех, кто работал на ее объектах.
Познакомьтесь с рассказами женщин-заключенных, попавших на Крайний Север
во времена  жесточайших  сталинских репрессий.

ЛЮБА
На станции Елецкая живет Любовь Ивановна Кравчук. Она трудилась на строительстве железной дороги «Чум - Лабытнанги». После амнистии выезда не дали, поэтому, как говорит Любовь Ивановна: «Доживать свой век осталась в Елецкой». Вот что рассказала женщина о своей жизни во времена «501» стройки:
- На «501» стройку я попала по 59-ой статье. До судимости работала на заводе, на 12 станках. Для ухода за оборудованием нам выдавали спирт-денатурат. По молодости и неопытности раздавала его друзьям для мытья посуды. За это и пострадала - дали десять лет ссылки. Из них отсидела только пять, работала на строительстве железной дороги «Чум - Лабытнанги». Попала под амнистию.
За годы ссылки пришлось побывать во многих колониях. Жили в бараках по 25 человек, спали на нарах. Одежду шили сами. Зимой носили ватные брюки, валенки, подшитые рукавицы. Летом -хлопчатобумажное платье черного цвета. Кормили неплохо: хлеб - 600 г в сутки, сахар -15 г. Мясо давали в том случае, если охотники подстрелят оленя или медведя, получали сухие овощи (морковь,  картофель, свекла). С голоду не умирали, а от холода многие погибали. С коренными жителями дружили. Они помогали нам как могли.
Колонии были почти на каждой станции. На станции Никита была женская колония. Я там работала на железной дороге до 1954 года. С нами трудились литовцы, эстонцы, осужденные по политическим статьям. Общаться с ними нам было запрещено. Жили они в отдельных бараках, носили полосатую одежду.
На разъезде Морошка тоже была женская колония ~ пересыльная. Там работали беременные женщины. Мать, после рождения ребенка, вместе с ним отправляли в материнскую колонию. Там женщины работали и общались с детьми до трех лет. Потом малышей отправляли в детские дома, например, в Салехард. После освобождения из колоний женщины имели право забрать своих детей. В 1953 году многие мамы были освобождены по амнистии Клима Ворошилова.
На станции Елецкая и Никита работали и вольнонаемные рабочие. Я дружила с одной такой семьей. Эти люди постоянно меня поддерживали: материально и морально. Я очень им благодарна за помощь.
Во времена «501» стройки мне пришлось очень много и тяжело работать. Основными орудиями труда были кирка и лопата. Много времени прошло с тех пор, но забыть о том суровом, тяжелом времени невозможно. По всей вероятности, с этими воспоминаниями я и уйду в могилу.

Мы вправе вспоминать времена сталинских репрессий с чувством горечи и печали за невинно пострадавших людей. Как бы тяжело им ни пришлось, каждый старался выжить в тех нечеловеческих условиях. Многие из заключенных навсегда остались в ямальской земле, а те, кто остался жив, никогда не забудут о том суровом и беспощадном времени.

 


По материалам городского краеведческого музея подготовила М.САВЕНОК.
НА СНИМКАХ: Л.И. Кравчук; станция Хорота, 1954 год; строители железной дороги «Чум - Салехард».
Фото из личного архива Л. Кравчук
// «Вестник Заполярья».
2000. 8 июля (№78)

Яндекс.Метрика
Яндекс.Метрика
Поиск
Назад к содержимому | Назад к главному меню